Гипноз

Отец с сыном прочитали книгу о гипнозе и внушении и захотели провести эксперимент. Они зашли в детскую, и отец сказа...

Хотите узнать о православии больше?

Ответить

На крышке раки с мощами святого Александра Невского находится семьдесят девять мощей святых.

   

Церковь Воскресения Христова

Сокращенно: Церковь Воскресения Христова
Адрес: Россия, Московская обл., д.Васильевское
Основание: 1705   Тип: Храм   Церковь: РПЦ МП

ХРОНОЛОГИЯ

1498 г.

Первое летописное слово о Васильевском. Рузский удельный князь Иван Борисович в жалованной грамоте отписал сёла: Васильевское, Каринское, Богородицкое, Неверово — Московскому Симонову монастырю.

В документах XVI в. село Васильевское упоминается как дворцовое село, принадлежащее царскому роду.

1619 г.

Васильевское находится в "вотчине" за атаманами: "Нагаем Ивановым, сыном Тобыльцовым, Иваном Желесковым, Викулою Завьяловым, Иваном Костровым, да Федором Семеновым сыном Кочетом".

Итак, дворцовое село перешло в вотчинное владение пяти казацких атаманов. В селе тогда было четыре двора вотчинников (атаманов) и четырнадцать крестьянских дворов, в которых мужчин в совершенных летах насчитывалось девятнадцать человек. Воскресенская церковь (деревянная) к тому времени уже была построена, но кем и когда, неизвестно.

Вблизи церкви расположены древние липовые аллеи, разбитые более 350 лет тому назад. Примечательна их планировка. К главной аллее длиной один километр, параллельной реке, примыкают пять боковых аллей, длиной до 300 метров, направленных к реке перпендикулярно. Между аллеями образуются четыре равных квадрата земли по четыре гектара каждый. Должно быть, именно здесь находились усадьбы атаманов Тобыльцева, Завьялова, Кострова и Желескова, а земельные наделы их были разделены липовыми посадками.

1626 г.

Пятый же атаман Фёдор Семёнов — сын Кочета лишился своей земли в 1626 году: по жалованной грамоте "Государя Царя и Великого князя Михаила Феодоровича всея Руси" земля его была отдана Московскому Ново-Спасскому монастырю. Через несколько лет все земли казаков перешли во владение Ново-Спасского монастыря, и Васильевское стало монастырским селом.

1626 — 1673 гг.

Село Васильевское принадлежало Ново-Спасскому монастырю. Можно предположить, что в те времена здесь был скит и жила братия. Предполагаемая жизнь братии в селе была связана с прежней церковью, вероятнее всего деревянной.

На период владения Ново-Спасским монастырём селом Васильевским падает время правления монастырём будущего Патриарха Никона. Архимандрит Никон был настоятелем монастыря в 1646-1649 гг.

1628 г.

В дореволюционном издании "Исторические материалы о церквях и селах XVI-XVIII ст.", составленных Холмогоровыми В. и Г., в выпуске втором "Звенигородская десятина" сказано следующее: "Первое сведение о Воскресенской церкви встречается в приходных книгах Патриаршего казенного приказа "жилых данных церквей" под Звенигородской десятиною за 7136 (1628) год: "Церковь Воскресения Христова в селе Васильевском, дани 4 алтына с деньгою, наместнических 6 денег, заезда две деньги, в корм и Московской проезд гривна". Еще сказано, что Воскресенская церковь в приходных книгах Патриаршего казенного приказа писалась ежегодно под Звенигородскою десятиною.

1676 г.

Сообщение клировой ведомости о священнике Фотии Васильеве.

1673 — 1676 гг.

Первым после монастыря помещиком в Васильевском стал боярин Артамон Сергеевич Матвеев, владевший селом с 1673 по 1676 год. Видный государственный деятель, А.С. Матвеев в 1654 г. был в составе русской делегации на Переяславской раде, принявшей решение о воссоединении Украины с Россией. В 1656-1657 гг. он участвовал в русском посольстве в Польшу.

В 1669 г. А.С. Матвеев возглавил Малороссийский приказ, а с 1671 г. одновременно руководил и Посольским приказом, фактически возглавляя всю тогдашнюю русскую дипломатию.

Человек образованный, Матвеев написал несколько литературных работ, преимущественно исторического содержания, между прочим: "Историю русских государей, славных в ратных победах" и "Историю избрания и венчания на Царство Михаила Феодоровича"; под его руководством была написана также русская история под названием "Государственная большая книга" с приложением портретов Государей и Патриархов.

Он был женат на иностранке из немецкой слободы — Гамильтон, шотландке по происхождению, принявшей при переходе в православную веру имя Авдотьи (Григорьевны). Матвеев служил в иноземных полках и сделан был рейтарским полковником. По линии жены он был в родстве с Нарышкиными: это были старинные рязанские дворяне, происходившие от одного крымского выходца в XV ст.

В конце 1669 года Царь Алексей Михайлович возымел намерение вступить во второй брак. Выбор его остановился на Нарышкиной, и 23 января 1671 года Алексей Михайлович сочетался с Наталией.

Царь Алексей Михайлович называл Матвеева не иначе, как "другом", писал к нему такого рода письма: "Приезжай скорей, дети мои и я без тебя осиротели. За детьми присмотреть некому, а мне посоветоваться без тебя не с кем".

Матвеев вёл себя с необыкновенным благоразумием. Хотя он официально управлял и Посольским и Малороссийским приказами, однако носил только звание думного дворянина.

Смерть Царя повлекла за собой падение Матвеева. Обвинённый в чернокнижии и злых умыслах на жизнь Царя Феодора, Матвеев был сослан со всею семьёю в Пустозерск (на Печору, в район современного Нарьян-Мара); сёла его были конфискованы. В 1680 г. его перевели в Мезень, а в январе 1682 года, благодаря заступничеству царской невесты Марфы Матвеевны Апраксиной, крестницы Матвеева, — в Лух.

Смерть Царя Феодора и избрание на престол Петра (27 апреля 1682 г.) передали власть в руки Нарышкиных. Первым делом нового правительства был вызов Матвеева и возвращение ему прежних почестей. Матвеев приехал в Москву вечером 11 мая 1682 г., а 15 мая разыгрался стрелецкий бунт, одною из первых жертв которого пал Матвеев.

В Васильевском провёл своё детство сын Артамона Сергеевича Матвеева  Андрей, ставший впоследствии ближайшим сотрудником Петра I. Он получил титул графа, являлся послом в ряде европейских государств, был сенатором, президентом юстиц-коллегии. В последние годы жизни он составил описание стрелецкого бунта, свидетелем которого был и чудом остался жив.

1681 г.

В 1681 году, когда А.С. Матвеев ещё находился в ссылке, Царь Феодор Алексеевич подарил село Васильевское своему родственнику — думному дьяку, боярину Семёну Ивановичу Заборовскому.

В 60-70-е годы XVII в. С.И. Заборовский заведовал Разрядным и Монастырским приказами. Его племянница, Агафия Семёновна Грушецкая, была Царицей — женой Царя Феодора Алексеевича. Рассказывают, что, идя однажды в крестном ходу, Феодор Алексеевич увидал девушку, которая ему очень понравилась; он поручил Языкову справиться о ней, и тот донёс, что это Агафия Семёновна Грушецкая, живёт у родной тётки, жены думного дьяка Заборовского, и дьяку дано знать, чтоб не выдавал племянницы впредь до указа. Царь женился на Грушецкой в июле 1680 года. Царица Агафия умерла родами 14 июля 1681 года, а через шесть дней умер и новорождённый Царевич Илья.

Вдова С.И. Заборовского, Феодора Степановна, продала Васильевское за 6000 рублей крупному политику и дипломату своего времени, богатому и влиятельному человеку — Е.И. Украинцеву.

1690 — 1708 гг.

Емельян Игнатьевич Украинцев владел селом с 1690 по 1708 год. Свою карьеру в Посольском приказе он начал в 1665 году под покровительством А.С. Матвеева. Когда Матвеев подвергся опале, Украинцев сумел сохранить свою должность и даже в 1681 г. получил звание думного дьяка. Во времена Царевны Софьи Украинцев смог заручиться доверием её фаворита — князя В.В. Голицына и, уступив ему формальное руководство Посольским приказом, фактически заведовал всеми делами. После падения Софьи и Голицына Украинцев переметнулся в другой лагерь и оставался главой приказа ещё около 10 лет.

26 февраля 1693 г. Е.И. Украинцев получил жалованную грамоту, по которой Васильевское превращалось из поместья в вотчину:"...За его многие к Великим Государям службы и за крымские два походы, из ево поместья в вотчину село Васильевское с деревнями и пустошами и со всеми угодьи и со крестьяны, и та вотчина ему, думному дьяку Украинцеву и ево детям и внучатам и правнучатам в роды их неподвижно".

По переписи 1705 г. в селе стоял двор вотчинника, скотный двор (с обслугой в 3 человека), а всего в вотчине (Васильевское, Агафоново, Мышкино) находилось 57 дворов и жило 198 крестьян.

Около 1705 года Е.И. Украинцевым была построена каменная церковь Обновления Храма Воскресения Христова (Воскресения словущего). В церкви служили: священник Захарий Иванов (он же был в 1715 г.), дьячок Иван Минин, пономарь Иван Давыдов.

1708 — 1734 гг.

После смерти Е.И. Украинцева Пётр I отобрал Васильевское у его наследников и подарил село Гавриилу Ивановичу Головкину, сделав собственноручную запись: "11 ноября 1708 г. ... Пожаловали Мы господину Головкину после умершего дьяка Украинцева в Звенигородском уезде с. Васильевское с деревнями и пустошами и со всеми принадлежностями. Пётр".

Граф Головкин — первый в России государственный канцлер, был троюродным братом Царицы Наталии Кирилловны, матери Петра I. Граф сопутствовал Государю с самых его юных лет во многих путешествиях и военных походах, неизменно входил в его ближайшую свиту. Вместе с Царём он работал на верфях в Сардаме.

Когда в 1717 году утверждались коллегии, то канцлер Головкин (названный канцлером на Полтавском поле в 1709 году сразу после победы над шведами) был назначен президентом коллегии иностранных дел. После заключения Ништадтского мира (1721 г.) он от имени Сената обратился к Петру I с просьбой принять титул "Отца Отечества, Петра Великого, Императора Всероссийского".

При Екатерине I Г.И. Головкин был членом Верховного тайного совета. Императрица передала ему на сохранение своё духовное завещание, которым назначила преемником престола Петра II (внука Петра I), а его — одним из опекунов малолетнего Императора. По кончине Петра II (1730 г.) Г.И. Головкин предал огню этот государственный акт, которым, в случае бездетной кончины юного Императора, престол обеспечивался за дальнейшими потомками Петра I, и высказался в пользу Анны Иоанновны. При Анне Иоанновне Г.И. Головкин был 1-м кабинет-министром. Граф Римской империи с 1707 г., Г.И. Головкин в 1710 г. получил графское достоинство российское. Г.И. Головкин владел целым Каменным островом в Петербурге, многими домами и поместьями, но был чрезвычайно скуп. Девиз на гербе графов Головкиных гласит: "Доблесть дала эти отличия".

После смерти Г.И. Головкина в 1734 году его имение было разделено между сыновьями — Иваном и Михаилом, при этом Васильевское вместе с Троицким досталось Михаилу. Иван получил Михайловское.

1734 — 1741 гг.

Михаил Гаврилович Головкин (родился 1705 г.) в 1712 г. отправлен был Петром I учиться за границу, в 1722 г. назначен послом в Берлин. Вместе с отцом выступил в 1730 году в поддержку Анны Иоанновны. С 1730 г. М.Г. Головкин сенатор, а с 1731 г. — главный директор Канцелярии монетного правления и денежных дворов. Однако, не будучи назначен кабинет-министром, М.Г. Головкин счёл себя обиженным и устранился от государственных дел на всё время правления Анны Иоанновны.

После смерти Анны Иоанновны он выступал против Э.И. Бирона, но прямого участия в его свержении не принимал, сказавшись больным. В правление Анны Леопольдовны пользовался большим влиянием. В 1740-41 гг. М.Г. Головкин стал кабинет-министром и вице-канцлером внутренних дел (такого звания до того не было) и вместе с князем А.М. Черкасским руководил внутренними делами государства. Он первый посоветовал правительнице объявить себя Императрицей, но осуществлению этого плана помешал дворцовый переворот, произведённый Елизаветой Петровной в ночь с 24 на 25 декабря 1741 г. В ту же ночь М.Г. Головкин был арестован. Преданный суду как государственный преступник, он был приговорён Сенатом к смертной казни. Однако Елизавета Петровна, давшая Господу Богу перед восшествием на престол обет никого не казнить в своё царствование, заменила смертную казнь высылкой в Якутию.

Жена Михаила Гавриловича, Екатерина Ивановна, урождённая княжна Ромодановская (двоюродная сестра Анны Иоанновны), добровольно последовала за мужем в Сибирь. Императрица прислала ей сказать, что, непричастная к делам мужа, она сохраняет звание статс-дамы, остаётся при всех своих правах и может свободно ими пользоваться где и как угодно, но графиня ответила: "Любила мужа в счастьи, люблю его и в несчастьи и одной милости прошу, чтобы с ним быть неразлучно". Четырнадцать лет она разделяла с мужем все невзгоды жизни в сибирской глуши. За всё это время она ни разу не позволила себе не только заплакать при муже, но даже пожалеть о прошлом, а своим самоотверженным уходом исцелила мужа от подагры, от которой он не мог освободиться в Петербурге.

После смерти Михаила Гавриловича, получив разрешение перевезти его прах в Москву, она там же и поселилась и дожила до глубокой старости, славясь своей благотворительностью.

После ареста М.Г. Головкина все его имения были отписаны на Императрицу.

1764 г.

Село принадлежало генерал-майору и члену Государственной коллегии Михаилу Яковлеву, при котором был сделан и освящён новый придел в Воскресенском храме — во “имя Владимирския Пресвятыя Богородицы” (см. приложение 1).

1767 — 1822 гг.

Селом владела полковница Мария Петровна Яковлева. Она передала его трём братьям Яковлевым: Александру Алексеевичу (камергер, в 1803 г. занимал пост обер-прокурора Синода — судя по воспоминаниям А.И. Герцена, человек весьма далёкий от православия), Льву Алексеевичу (дипломат, сенатор), Ивану Алексеевичу (гвардии капитан), которые совместно владели селом до 1822 года (о братьях Яковлевых см. книгу А.И. Герцена "Былое и думы").

1793 г.

Сообщение клировой ведомости о диаконе Симеоне Михайлове.

1794 г.

Священники: Петр Васильев (1751 года рожд.) и Василий Терентьев (1765 г.р.).

Дети о. Петра: Алексей Петров (1775 г.р.) диакон с1795 г., Александр Петров (1778 г.р.), впоследствии священник.

1795 г.

С 19 февраля служит диакон Алексий Петров, родственник свящ. Петра Васильева.

1812 г.

Во время нашествия Наполеона село Васильевское оказалось на территории, занятой неприятелем. Церковь во время нашествия неприятельского была разграблена.

В здешних местах действовали партизанские отряды под командованием полковника Чернозубова и майора Пренделя, многие крестьяне ушли в ополчение. Как показывает статистика по Рузскому уезду, половина ополченцев с войны не вернулась. Среди отличившихся в Бородинском сражении ратников народного ополчения упоминается имя жителя с. Васильевского Петра Зыкова — ратника I-го пехотного полка.

1813 г.

Церковь исправлена и 16 января освящен главный алтарь (настоящая), а придел не освящен «в связи со скудостью в утвари».

В храме служили: священник Александр Петров (до 1818 г.), диакон Ефим Алексеев, дьячок Петр Михайлов, пономарь Антон Львов.

1815 — 1848 гг.

Сообщение клировой ведомости: «священник Дмитрий Дмитриевич Нежданов (†1850 г.), 57 лет. Родился в Московской губернии, сын священника. Обучался в бывшей Московской Духовной Академии в среднем отделении 2 года. По исключении из оного 14 ноября 1814 г. уволен в Московское епархиальное ведомство. Произведен во диакона к церкви Обновления Храма Воскресения Христова 13 марта 1815 г., во священника к оной церкви 9 июня 1818 г. 2 марта 1845 г. определен общим духовником для духовенства. Поведения отлично доброго».

1822 г.

После раздела имущества, состоявшегося в 1822 году, село Васильевское отошло И.А. Яковлеву — отцу Александра Ивановича Герцена. А.И. Герцен в автобиографическом сочинении "Былое и думы" предстаёт перед нами сознательным врагом Царя и Церкви. Вся его жизнь была положена на борьбу с русским самодержавием (см. приложение 2). В Васильевском он провёл детство и юность. Кроме Васильевского, И.А. Яковлев владел в наших местах селом Покровское и деревней Раево.

1824 г.

Диакон Петр Сергеевич Свитинский (1783 г.р.; †1842 г.), дьячковский сын. Обучался в Московской Духовной академии до синтаксического класса, 9 мая 1799 г. определен к церкви Богоявленской села Богоявленского Подольской округи во дьячка. 28 июля 1800 г. посвящен в стихарь. 23 ноября 1805 г. переведен к церкви Покрова Пресвятой Богородицы села Покровского той же округи во дьячка. 14 октября 1824 г. произведен на настоящее место во диакона. В семействе у него (по ведомости 1841 г.) жена Мария Козмина 56 лет. Дети: Мария 29 лет, Варвара 21 год, Димитрий 18 лет, Елисавета 16 лет, Николай 13 лет, обучается в Саввинском уездном училище на содержании отца.

1835 г.

И.А. Яковлев продаёт Васильевское своему племяннику Николаю Павловичу Голохвастову, прокутившему впоследствии огромное состояние, который владел селом до 1845 года. Брат Н.П. Голохвастова — Дмитрий Павлович, был попечителем Московского учебного округа в 1847 — 1848 годах. Им был издан такой известный памятник русской истории, как "Домострой".

1842 — 1850 гг.

Диакон Павел Стефанов Соколов, 33 лет. Родился в Московской губернии, дьяческий сын. Обучался в Московской Духовной семинарии в среднем отделении 2 года, по исключении из коего поступил в епархиальное ведомство 15 июля 1840 г. Произведен во диакона на настоящее место 9 мая 1842 г. Поведения довольно хорошего. Читает и поет очень не худо, катехизис знает несовершенно. Жена диакона Варвара Петровна 29 лет. Теща его, просфирня, жена умершего диакона Петра Сергеева, вдова Мария Козмина 65 лет, определена на должность 26 июня 1845 г.

1845 г.

Село Васильевское продано князю Николаю Григорьевичу Щербатову — генерал-майору кавалерии, герою Бородинского сражения. После смерти князя, последовавшей в том же году, село перешло по наследству его дочери Марии Николаевне, вышедшей замуж за А.Б. Черкасского.

1848 г.

Сообщение клировой ведомости: «Священник Иоанн Васильев Шумов, 33 лет. Родился в Московской губернии, дьяческий сын. Обучался в Вифанской семинарии. По окончании курса наук с аттестатом 2 разряда поступил в епархиальное ведомство 5 сентября 1840 г. Посвящен во священника Рузской округи к Успенской церкви, что в селе Картине, 18 июня 1841 г. От сей церкви переведен на настоящее место 21 июля 1848 г. За год произнес 10 проповедей. Поведения хорошего».

1850 г.

Сообщение клировой ведомости: «Церковь каменная с таковою же колокольнею, крепка. Престолов в ней два: в настоящей холодной во имя Обновления Храма Воскресения Христова, в приделе теплом во имя Владимирския Божия Матери. Утварию посредственна. Причта издавна положено два священника, один диакон и четыре причетника и в 1814 г. один священник и два причетника убавлены. Земли при сей церкви усадебной одна десятина, пахотной и сенокосной тридцать две десятины. На содержание священно-церковнослужителей постоянного оклада нет, содержание их скудно. Здания, принадлежащие сей церкви — богадельня, устроена когда и кем и на сколько человек неизвестно».

1852 г.

М.Н. Черкасская продала имение действительному статскому советнику Николаю Петровичу Римскому-Корсакову, по смерти которого село унаследовала его внучка Ольга Александровна Букс-Гевден (урождённая Вяземская).

1860 г.

Село покупает графиня Александра Сергеевна Панина (урождённая Толстая), вдова действительного статского советника графа Александра Никитича Панина, внука Петра Ивановича Панина.

Пётр Иванович Панин (1721-1789) — генерал-аншеф, участник Семилетней и русско-турецкой войн, сенатор. П.И. Панин в 1763 г. подал записку о необходимости ограничить беспредельную власть помещика над крестьянами и установить нормы работ и платежей в пользу помещика. Будучи братом Никиты Ивановича Панина — воспитателя Великого князя Павла Петровича, П.И. Панин имел возможность часто беседовать с Великим князем на разные темы. По-видимому, в результате этих бесед и появился знаменитый манифест Императора Павла I от 5 апреля 1797 г. о трёхдневной барщине (см. приложение 3).

После обнародования Манифеста 19 февраля 1861 года об освобождении крестьян вдова А.Н. Панина — Александра Сергеевна — начала деятельность по раскрепощению крестьян села Васильевского.

По наследству имение Васильевское перешло дочери Александра Никитича и Александры Сергеевны Паниных — Софье Александровне, бывшей замужем за князем Григорием Алексеевичем Щербатовым (см. приложение 4).

Григорий Алексеевич Щербатов (1819-1881), выпускник юридического ф-та С.-Петербургского университета, возглавлял Цензурный комитет, являлся куратором Санкт-Петербургского университета, председателем Агрономического общества. В 1854 — 1855 гг. Г.А. Щербатов участвовал в обороне Севастополя в составе ополчения.

Супруга Г.А. Щербатова — Софья Александровна, урождённая Панина, — занималась в основном благотворительной деятельностью. Во время их владения имением Васильевским была поновлена церковь Воскресения словущего.

В церкви служил диакон Димитрий Рудниковский (до 1873 г.).

1860 — 1876 г.

Протоиерей Матфей Лукич Разумовский, награждённый, судя по сохранившейся фотографии, наперсным крестом “В память войны 1853 — 1856 гг.”, военным орденом Св. Анны 3-й степени и медалями. По-видимому, раньше он состоял военным священником.

1877 г.

Князья Щербатовы передали село Васильевское сыну — Александру Григорьевичу, человеку, посвятившему всю свою жизнь деятельному служению Вере, Царю и Отечеству.

1884 — 1890 гг.

Сообщение клировой ведомости о диаконе Викторе Сергеевиче Другове.

1887 г.

Метрика церкви, хранящаяся в фонде Московского археологического общества, составлена в 1887 г.:

Церковь находится в селе Васильевском на ровном месте при Москве-реке. Одноэтажная. Алтарь в настоящей (центральный) с тремя полукружиями и граней нет. Церковь с трапезою в длину 40 арш. (28,448 м.), в ширину 15 арш. ( 10,668 м.), а в вышину 15 саж. (32 м.) Вся построена из кирпича, а фундамент из белого камня. Стены выложены сплошною кладкою и залиты известью. Кирпич толстый около 17 фун. Стены находятся в первобытном виде и пристроек нет. Связи железные. Наружные стены гладкие. Карнизы кирпичные в виде поясов. На церкви кровля круглая из железа, выкрашена медянкою. Фонарь на сводах глухой цельный, без всяких украшений. На фонаре вверху есть поясок. Шея гладкая. На церкви глава маковицею, покрыта белой жестью в 1886 г. Кресты на главах медные, вызолочены, 6-ти конечные, без цепей. Окна узкие, продолговатые, к верху сведены полукругом. В алтаре три окна с восточной стороны в пять светов. Двери три: южная, северная и входная дверь железная, а южная и северная деревянные, обиты снаружи железом и окрашены медянкою. Петли на дверях простые. Вход на паперть устроен с 3-х сторон. Церковь внутри устроена крестообразно. Алтарь отделяется от храма каменною стеною с тремя пролетами, двери царские и двое боковых. Придел в настоящей один. Трапеза устроена в виде палаты и в ней пристроены два алтаря в позднейшее время. Своды круглые без опоры на столбах. Пол в настоящей церкви лещадной, а в трапезе плитяной. Алтарь без разделения. Своды в алтаре круглые. Голосников нет. Помост в алтаре возвышен на одну ступень против храма. Переделок в алтаре не было. Престол деревянный, простой, без ступеней. Ширина и длина престола 5 четвертей (88,9 см.), а вышина 5 четвертей и 3 вершка (102 см.). Престол ничем не обложен. Горнее место устроено на открытом месте. Жертвенник устроен в одном среднем предалтарии с престолом, поставлен на открытом месте. Деревянный: ширина и длина 1 арш. с 1 верш. (75 см.), а вышина 5 четвертей 2 верш. (98 см.). Иконостас нового устройства с колоннами, деревянный без резьбы в два яруса. Царские двери резные посередине, а другие гладкие наложенною выложенною резьбою. Около царских дверей поставлены по обеим сторонам 2 столба, а внизу и вверху поставлены над столбами тумбочки разукрашенные резьбою с позолотою. Над царскими дверями сделано сияние с голубем. Пред алтарием от одного клироса до другого устроена солея каменная. от пола храма значится на 1 четв. (17,78 см.) и отделена решеткою. Амвон каменный окружен решеткою. Клиросы устроены деревянные, за клиросами сходы, как за правым, так и за левым поставлены две иконы, устроенные в иконостасах. За правым клиросом во имя святителя Николая Чудотворца, а за левым во имя Казанския Божия Матери и обложенные серебряными накладками. Колокольня кирпичная построена в 1705 г. думным дьяком Украинцевым. Колоколов пять: большой колокол 62 пуда вылит в Москве на заводе купчихи Александры Павловны Финляндской, урожденной Богдановой 1862 года марта 22 дня, а других надписей нет.

1902 г.

Расширение приделов и устройство центрального отопления.

1908 г.

В Васильевском было сильное наводнение.

В селе Васильевском князья Щербатовы открыли школу, устроили лечебницу с родильным отделением, материально поддерживали духовенство, восстановили храм Воскресения словущего после наводнения, случившегося в 1908 году, оказывали помощь крестьянам, престарелым поселянам выдавалась пенсия. Для сельских детишек княгиня Ольга Александровна специально построила детский клуб, где на Рождество устраивалась ёлка. В деревне Часовня до сих пор помнят, что ребятишки с нетерпением ждали, когда будет проезжать князь — он всегда раздавал конфеты. Вся округа — жители всех окрестных деревень ходили на лёгкие и хорошо оплачиваемые работы в имение князя. Самым лучшим свидетельством душевных качеств князя Александра Григорьевича являются многочисленные письма от простых людей, сохранившиеся в архивах РГАДА. Это письма с фронта крестьян, живших по соседству с его имениями. Письма полны тёплых слов, пожеланий доброго здоровья князю и его семейству, благодарностей за присылаемые князем на фронт (по просьбам в письмах) вещи — тёплую одежду, сапоги, деньги, махорку, бельё, бинты — всего не перечесть. Много писем с благодарностями и пожеланиями от бывших больных санитарного поезда N67 и больницы, которые были созданы князем и княгиней Щербатовыми во время первой мировой войны.

Почти во всех письмах горячие просьбы к князю — прислать его фотографию. Судя по этим письмам (самых простых людей, далёких от лукавства) можно понять, что князь Александр Григорьевич Щербатов был очень чутким, добрым, милосердным человеком. Княжескую семью и крестьян сближало то, что все они были прихожанами одного храма и жили общей церковной жизнью. Крестьяне хорошо знали князя и избрали его церковным старостой. Кн. Александр Григорьевич был церковным старостой на протяжении многих лет, до самой смерти, и крестьяне без стеснения обращались к нему в случае необходимости, причём часто ходили посоветоваться — как поступить в той или иной сложной ситуации (рассказы об этом можно было услышать в сёлах Васильевском, Никольском, в деревне Часовне).

Непрерывная и энергичная деятельность кн. А.Г. Щербатова неразрывно соединялась с постоянными литературными занятиями. Он много лет являлся деятельным сотрудником Московских ведомостей, в которых печатал свои публицистические и экономические статьи.

Многие из этих работ были написаны в с. Васильевском. По детским (10-е годы XX века) воспоминаниям Алексея Григорьевича Землякова, выросшего в Васильевском, в имении князей Щербатовых, князь “обычно сидел за письменным столом в своём кабинете, в котором было много книг, и что-то писал. Лишь изредка он выходил в домашнем халате в парк на прогулку в сопровождении старого камердинера. Всеми делами в имении распоряжалась его супруга”.

1912 г.

Диакон на вакансии псаломщика Александр Иванов Колоколов 35 лет. Из духовного звания, сын псаломщика. Уволен из 2 класса Перервинского духовного училища согласно прошения по болезни. Определен к церкви Успенской села Литвинова Верейского уезда во исправляющего должность псаломщика 27 октября 1906 г. Посвящен в стихарь 12 октября 1908 г. Произведен на такую же должность в церковь Бориса и Глеба села Зюзина Московского уезда 15 июня 1909 г. Переведен на настоящее место и рукоположен в сан диакона с оставлением на вакансии псаломщика 30 января 1912 г. От князя Щербатова на служение диаконом получает 150 рублей.

Жена Анна Владимировна 25 лет.

Дети: Нина рожд. 26 декабря 1907 г., Елена — 10 марта 1910 г., Юлия — 3 февраля 1912 г., Надежда — 8 августа 1913 г., Зинаида 22 мая 1916 г.

1914 г.

С началом первой мировой войны кн. А.Г. Щербатов становится одним из учредителей “Российского союза торговли и промышленности”, призванного содействовать мобилизации экономических ресурсов для нужд войны, а затем и первым председателем Союза. В это время он был назначен начальником эвакуации раненых по Александровской железной дороге — главному пути, соединявшему армию с Москвой.

На свои средства кн. Александр Григорьевич и кн. Ольга Александровна Щербатовы организовали санитарный поезд, состоявший из 20 вагонов (поезд N67). Только за 9 месяцев, с сентября 1914 г., на поезде было перевезено 30 тысяч раненых. Княгиня Ольга Александровна лично руководила поездом. Ближайшими её сотрудниками в санитарном поезде были её дочь кн. Елена Александровна и младший сын кн. Георгий Александрович, которым приходилось испытывать и неприятельский обстрел. В имении Щербатовых Васильевском была устроена больница для раненых; организовывались приюты, где размещались дети-сироты защитников Родины; один из приютов был в Васильевском (приюты просуществовали до 1917 года); также был создан реабилитационный центр, где бойцы, получившие увечье, приобретали специальность, позволявшую зарабатывать на жизнь.

1915 г.

5 апреля 1915 года в Петрограде скончался в возрасте 33 лет старший сын кн. Александра Григорьевича — князь Александр Александрович Щербатов. Князь Александр Григорьевич успел приехать и застать сына ещё живым.

По кончине сына, оставив тело в домашней церкви графов Строгановых, князь отправился в Польшу, в действующую армию, чтобы сообщить супруге печальную весть, но дорогой простудился, началось крупозное воспаление лёгких, и князь Александр Григорьевич скончался 24 апреля в Варшаве, на 65-м году жизни, в 20-й день смерти сына. Отец и сын, которые горячо любили друг друга, умерли почти одновременно…

3 мая в с. Васильевском с большой торжественностью состоялись похороны князя А.Г. Щербатова.

На панихиде присутствовало около 300 человек крестьян из окрестных деревень — смерть князя была для них трагедией. Они молились за своего благодетеля и попечителя. Надпись на венке, преподнесенном крестьянами села, гласила: “От признательных крестьян села Васильевского дорогому нашему благодетелю — другу крестьян”. В знак уважения, любви к князю крестьяне села Васильевского избрали младшего сына князя, Георгия, ктитором (старостой) церкви.

В 1915-1917 гг. на месте захоронения князя А.Г.Щербатова, рядом с усадьбой, в местности, именуемой сельцо Марьино, княгиней Ольгой Александровной был построен храм. Княгиня Ольга Александровна хотела посвятить храм “избранному воеводе Земли Российския, святому благоверному князю Александру Невскому” — небесному покровителю мужа и сына. Однако октябрьские события 1917 года не позволили этого сделать. Храм был освящён во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона в 1992 году (полное освящение состоялось 26 июля 1998 года); первая служба состоялась 8 августа 1992 г.

1916 г.

Сообщение клировой ведомости: «Протоиерей Павлин Петрович Смирнов, 65 лет. Из духовного звания, сын псаломщика. Окончил курс в Вифанской духовной семинарии. Произведен на настоящее место во священника 25 февраля 1876 г. Состоит законоучителем Васильевской начальной школы с 1881 г., Беремковской земской школы с 1908 г. Состоял заведующим Григоровской школы грамотности с 1906 по 1910 г. Состоял законоучителем Григоровской земской школы с 1910 по 1913 г. 22 апреля 1888 г. награжден набедренником, в 1892 г. награжден фиолетовою скуфьею, в 1900 г. — камилавкою, 6 мая 1908 г. — наперсным крестом, 3 февраля 1909 г. — орденом Святой Анны 3 степени. Имеет серебряную медаль в память императора Александра III.

Жена <его> Олимпиада Матвеевна 55 лет (1861 г.р.).

Дети их: Александр состоит диаконом в селе Никольском Звенигородского уезда. Мария вдова, Наталия 32 лет. Надежда 30 лет, учительница. Димитрий на военной службе в чине прапорщика. У Надежды, родившейся 4 сентября 1886 г., и Марии, 1881 г. рождения, крестной матерью была княгиня Ольга Александровна Щербатова.»

1917 г.

После февральской революции село Васильевское, как и вся страна, оказалось брошено на произвол судьбы. Формально советская власть была установлена в Васильевском после 28 декабря 1917 года, когда стали образовываться волостные советы рабочих и крестьянских депутатов.

1919 г.

Летом 1919 года в имении князей Щербатовых Московский губисполком организовал второй в стране дом отдыха. В Марьине, на базе Щербатовской фермы, был образован совхоз. Работы в Щербатовском замке ещё не закончились, в помещении пахло сыростью, не было света и необходимой обстановки, но 27-28 сентября 1919 года сюда на отдых приезжал Ленин («Про Ленина что говорили? Называли его — безбожник, антихрист. Его особенно не почитали. Это потом — Ленин…» — воспоминания П.П. Молокановой). Он осматривал местный совхоз, скотный двор (Щербатовскую ферму), гулял по окрестностям.

1921 г.

Дом отдыха "Васильевское" был реорганизован в санаторий (им. Герцена) для лечения сердечно-сосудистых заболеваний.

Невзирая на притеснения со стороны государства, в церкви служил всё тот же батюшка о. Павлин Смирнов. Праздновали православные праздники. Освящали посевы, скот. Ходили крестным ходом.

В 20-е годы стали устраивать первомайскую и октябрьскую демонстрации — шли вдоль реки от храма к трибуне, находившейся в конце села. Выступал Никита Семёнович Кашенцев — первый председатель сельсовета. Возникла пионерская организация. Молодёжь стала всё больше и больше отходить от Церкви.

1937 г.

Арестован один из последних священников, служивших в храме — протоиерей Николай Виноградов, ныне прославленный в сонме Новомучеников и Исповедников российских 

1940 г.

Решение исполнительного комитета московского областного совета депутатов трудящихся от 20 июля 1940 года №1036/7

«О закрытии церкви в с. Васильевское, Рузского района.»

«Принимая во внимание, что граждане сел. Васильевское ходатайствуют о закрытии бездействующей церкви в с. Васильевское, разрешить Исполкому Рузского Райсовета церковь в с. Васильевское закрыть, а здание переоборудовать под клуб.

Председатель исполкома мособлсовета П. Тарасов.»

Храм Воскресения словущего закрыли — однажды к нему подъехали крытые машины зелёного цвета. Всю драгоценную утварь, иконы и колокола погрузили и увезли неизвестно куда. А в храме Воскресения словущего организовали токарное производство.

После войны в храме устроили ледник — весной рубили лёд на реке и складывали в подвале, покрывали соломой, и всё лето использовали для хранения молока — 5-6 фляг.

Как вспоминают местные жители, до войны в селе была прекрасная школа четырёхлетка, устроенная князьями Щербатовыми. В неё ходили дети из Васильевского и 7 окрестных деревень (по церковному приходу): из Полушкина, Агафонова, Григорова, Марьина, Крюкова, Алтынова (расположена между д. Бережки и д. Хотяжи), Бережков. Здесь около 30 лет — до 1934 года — преподавал замечательный учитель — Борис Михайлович Ефимов. Были и другие учителя — до революции — Василий Михайлович — брат Бориса Михайловича (впоследствии он куда-то уехал), потом, в 20-е годы, — Екатерина Николаевна, приезжая из Рузы, но в памяти у всех остался Борис Михайлович.

До войны за рекой, около моста, был клуб (по-видимому, построенный Щербатовыми). В нём в 20-е годы Борис Михайлович вместе с Кашенцевыми Никитой Семёновичем и Марией Афанасьевной устраивал спектакли — участвовали дети и взрослые.

Летом приезжали дачники. Помещения школы сдавались. Борис Михайлович организовывал всех. Устраивались игры, ходили на пикники.

На пикники ходили в Воскресёнки, на Красную горку. Пили чай, пели.

Борис Михайлович Ефимов был верующим. В 20-е годы пел в церковном хоре, иногда замещал регента. Во время войны 1914 года его призвали в армию, и в школе преподавал другой человек. Сохранились просьбы крестьян не забирать на фронт любимого учителя.

Борис Михайлович Ефимов умер в 1934 году. Он похоронен на сельском кладбище в с. Васильевском, в левом дальнем углу. На могиле стоит крест и плита с фотографией Бориса Михайловича времён войны 1914 года. Надпись гласит: "Учитель школы с. Васильевского Ефимов Борис Михайлович 6.8.1881 — 2.4.1934". Здесь же похоронены его дети: Владимир (1914-1943), Михаил (1915-1956), Ирина (1912-1985), и жена Ирма Фёдоровна (1883-1943). Рядом похоронены отец Бориса Михайловича — Михаил Ефимович (1851-1925), брат Александр (1893-1915) и Ульяна Константиновна Белянина (1883-1933). Все могилы ухожены — последние ученики Бориса Михайловича присматривают за ними.

1941 — 1942 гг.

Немцы в село Васильевское не вошли, а остановились в дальнем лесу за кладбищем — ещё долго после войны здесь находили оружие и боеприпасы. Советская линия обороны шла вдоль липовых аллей — до сих пор там сохранились остатки окопов. Перед приходом немцев по приказу советского командования село было сожжено, а каменные дома взорваны — жителям давали 20 минут на сборы. Такие действия были оправданы с точки зрения обороны правого берега Москвы-реки. Колокольня церкви Воскресения словущего также была взорвана; при этом пострадала трапезная.

Незадолго до прихода немцев люди видели, как немецкий самолёт гнался за нашим и сбил его. Самолёт упал в селе. Лётчик погиб. Это был лётчик-истребитель лейтенант Николай Васильевич Гурьев, зам. командира эскадрильи 562-го истребительного авиаполка 6-го авиакорпуса. На месте падения самолёта сейчас установлена памятная доска. Жители села похоронили Н.В. Гурьева на кладбище, недалеко от входа, в глубине. На могиле вместо креста установлен пропеллер; есть фотография Н.В. Гурьева. За могилой ухаживают школьники Васильевской средней школы.

Ещё два подбитых советских самолёта упали в лесу — лётчики, по-видимому, тоже погибли.

Из окрестных деревень немцами были заняты Григорово, Поречье, Крюково, Никифорово, Власово; "ударили" они на Агафоново, а на Васильевское не наступали.

Защищала село Васильевское 50-я стрелковая дивизия генерала Н.Ф. Лебеденко. 11 декабря 1941 года ударная группировка Красной армии перешла в контрнаступление. После артиллерийской подготовки 19 стрелковая дивизия под командованием полковника А.И. Утвенко с частями 329-й дивизии форсировала по льду Москву-реку.

После того, как в январе 1942 года немцев отбросили, многие жители (женщины, дети и старики) вернулись в Васильевское. Сначала жили в посёлке сан. им. Герцена, в квартирах эвакуированных, потом, когда те стали возвращаться, — в землянках. Зимой женщины работали на лесозаготовках — лес отправляли в Полушкино, где грузили на поезда. Вырубили около 70 га — там, где сейчас подсобное хозяйство санатория. Летом работали в Полушкине на торфоразработках (рядом с Полецким озером). В посёлке устроили детский сад. Поначалу у вернувшихся ничего не было, потом отстроились (как исстари повелось — помогая друг другу). Первое время пахали на себе, потом на быках. Постепенно обзавелись коровами.

После войны приехали новые люди — из Смоленской, Калужской, Брянской областей, из Белоруссии, с Украины и других мест — оттуда, где всё было разрушено. С фронта вернулись немногие…

1940-е — начало 50-х гг.

В селе ещё сохранялся традиционный уклад. В Васильевском тогда был колхоз, немалое стадо коров. Поля кругом села регулярно засеивались, колхозные огороды пестрели капустой, огурцами, свёклой. Были и фруктовые сады. А после жатвы на полях желтели огромные стога сена. Во многих домах держали молочных коров, коз, поросят, гусей и кур.

Отмечали церковные праздники, устраивали гулянья — гуляли с гармошкой, пели, танцевали. Соседи помогали друг другу, заботились о бездетных стариках. Зимой на реке делали карусель — в колесо от телеги вставляли кол и вмораживали его в лёд. К колесу прикреплялись слеги (жерди), а к ним — санки — санки деревянные делали сами. Молодёжь каталась с гор, — с крутого берега напротив моста — тогда он ещё не зарос деревьями. Осенью и весной устраивали посиделки — по очереди приглашали баяниста (собирали по 20 — 30 копеек с человека). На Пасху ещё катали яйца.

1977 — 1980 гг.

В Васильевском снимался фильм "Эскадрон гусар летучих" — режиссеры-постановщики С. Степанов и Н. Хубов, главный оператор М. Якович, киностудия детских и юношеский фильмов им. Горького. В те времена к кинематографистам относились с благоговением, и доверчивый председатель разрешил съёмочной группе расположиться на территории церкви Воскресения словущего. Доверчивость обернулась новым этапом разрушения храма. Была поломана кирпичная ограда; часть надгробий выбросили наружу, а часть, ради эффектного фона одного из сюжетов, отвезли на Кургашки, где и оставили (потом, после статьи в "Известиях", в которой были описаны безобразия кинематографистов, некоторые из надгробий вернули и свалили в кучу около церкви). Сам храм частично пострадал от пребывания съёмочной группы. Трижды производились взрывы, от которых сыпались стёкла с веранд ближайших домов; были уничтожены старинные липы, росшие вдоль церковной ограды, разведён огромный костёр (для съёмок), при этом сгорела маковка. На церковном кладбище устроили конюшню.

Теперь все эти обвинения кинематографисты отрицают. Помочь восстановлению храма они отказались.

Вскоре после съёмок фильма неизвестные люди под видом реставрационных работ сняли с храма Воскресения железную крышу и увезли на грузовике.

Как печальный символ безбожия простоял храм до конца века…

1991 г.

Храм возвращён верующим. Назначен настоятель — священник Павел Карташев.

1992 г.

Началось регулярное служение молебнов в храме.

1995 г.

Засыпана воронка в трапезной и начата расчистка сводов от растительности. Храм обнесен оградой.

1998 — 1999 гг.

Укреплён фундамент алтаря, выполнены кровли главки и восьмерика. Вставлены решётки в окна.

2000 г.

Установлен крест на храме. Покраска восьмерика.

Назначен новый настоятель — священник Игорь Шумилов (О. Павел Карташев, настоятель Пантелеимоновской церкви в пос. сан. им. Герцена был настоятелем по совместительству).

2001 — 2002 гг.

Отреставрирован главный алтарь. Были выполнены каменные работы: вычинка цоколя и стен, инъекция трещин, восстановление каменных карнизов и колонн, выложен кирпичный свод и изготовлена кровля. К концу 2002 г. восстановлены своды остальных двух алтарей.

2002 г.

В были отслужены первые две Литургии, на Усекновение Главы Иоанна Предтечи (11 сентября н. ст.) и на престольный праздник — Воскресение словущее (26 сентября н. ст.).

2003 г.

Изготовлены деревянный пол в храме и временный иконостас. С Пасхи начались регулярные службы в храме — Литургии, молебны и требы. Начата реставрация трапезной части храма. К престольному празднику в сентябре поставлена деревянная звонница с колоколами. Изготовлена кровля над западным сводом и алтарями приделов. Укреплены (проинъектированы) подпружные арки трапезной части храма.

2004 г.

В храме установлена печь «буллерьян» и электрические батареи. Сделана внутренняя электрическая разводка. Вставлены окна в главный алтарь и приделы. Закончена реставрация порталов четверика, продолжается вычинка стен трапезной. Осенью храм «вырос» почти на полтора метра, были откопаны стены до фундамента.

2005 г.

Обнесена оградой церковная земля. Побелены главный алтарь, четверик и трапезная. Изготовлены окна для восьмерика и четверика. Очищены и покрыты лаком полы. В храме совершаются службы: Всенощные Бдения, Литургии, молебны, акафисты. Работает церковная лавка. Для храма пишутся иконы.

2006 г.

Звонница перестроена, перенесена и поставлена отдельно от храма. Начато восстановление церковного дома у юго-западного угла церковной ограды. Трапезная перекрыта временной кровлей.

2007 г.

Закончена вычинка стен трапезной части храма. Продолжается восстановление церковного дома. При храме создается библиотека, видеотека, аудиотека.

2008 - 2009 гг. Оштукатурены и покрашены все алтари, восьмерик и четверик в интерьере.

2009 - 2010 гг. Изготовлены фермы-перекрытия трапезной части храма и кровля по фермам.

Храм вступает в новый век обновлённым. Страшные руины — результат усилия богоборцев и любителей бесплатного строительного материала — вновь преображаются в Корабль, плывущий в Вечное Благодатное Царство Любви. Приносится в храме Бескровная Жертва, и колокольный звон зовёт людей в дом Отца их Небесного. «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас…» (Мф. 11; 28) Сделано немало, но многое ещё и предстоит.

«И всякий из вас мудрый сердцем пусть придет и сделает все, что повелел Господь <…> И приходили все, которых влекло к тому сердце, и все, которых располагал дух, и приносили приношения Господу для устроения скинии собрания и для всех потребностей ее и для [всех] священных одежд…» (Исх. 35; 10-21).

Вы можете добавить информацию ...